«Ни в одной отрасли человеческого знания факты не отрицаются и не игнорируются так долго, как в медицине…»

«НИ В ОДНОЙ ОТРАСЛИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЗНАНИЯ ФАКТЫ НЕ ОТРИЦАЮТСЯ И НЕ ИГНОРИРУЮТСЯ  ТАК ДОЛГО, КАК В МЕДИЦИНЕ … САМЫЕ ОЧЕВИДНЫЕ ИСТИНЫ БЫЛИ ИГНОРИРОВАНЫ И УСТРАНЕНЫ ПОСРЕДСТВОМ ОКЛЕВЕТАНИЯ АВТОРА, ЕСЛИ ОНИ СТОЯЛИ ВРАЗРЕЗ С ГОСПОДСТВУЮЩИМИ МНЕНИЯМИ.»

Предлагаем вашему вниманию фрагменты из книги Наталии Глазковой «Невостребованные открытия, побеждающие рак».

img0021Глазкова Наталия Николаевна – почетный академик Международной академии энергоинформационных наук (МАЭН), член Всероссийского общества биолокации имени Н. Сочеванова.
Автор книг «Тайны пирамид и Антлантиды», «Тайны Марса, инопланетных глифов и пирамид»,  “Катастрофа тысячелетия –прорыв в будущее» , «Шифры космических знаков в зеркале будущего», «Космические следы исчезнувших цивилизаций», «Неизведанная фотосенсография», «Чудеса христианские — исцеляющие и предупреждающие», «Места силы Крыма – космический замысел и реалии», «Бытовая пирамидология, сакральная геометрия и биолокация» и свыше трехсот публицистических и научно­ — популярных работ.

С Вилем Ландой. Байкал, 2008 г.

Книга впервые увидела свет в 2000 году.

Автору после многолетнего знакомства с проблемами излечивания онкозаболеваний удалось собрать воедино те открытия и методики (в частности полипептидные биорегуляторы), которые остались невостребованными в официальной онкологии России и ушли за рубеж, и которые, как подземные ручейки, пробиваются сквозь непробиваемую  толщу догм официальной медицины с её уже устаревшими и малоэффективными методами химиотерапии и радиационного облучения опухолевых клеток.

 

Русская мать Тереза

С Тамарой Петровной Боровиковой, кандидатом медицинских наук из Саратова, судьба свела меня в августе 2000 года на международном конгрессе в Москве, в период моего отчаяния и выхода в свет первого ротопринтного варианта моей книги о раке. Эта удивительно красивая синеглазая женщина, похожая на актрису Наталью Фатееву, стала той соломинкой спасения, благодаря которой я удержалась в тот миг между прошлым и будущим, как удерживаются воздушные цирковые гимнасты над ареной цирка, повторяя молитву «Господи! Удержи меня в этот миг!»

Я сама тогда страдала от доброкачественной опухоли миомы матки, которой болеет каждая третья женщина в России. Миома опасна тем, что она вызывает сильнейшие кровотечения при менструациях, от потерь крови падает иммунитет и гемоглобин. Я спаслась тогда лишь благодаря препарату Тималин, я сама себе делала уколы Тималина одновременно с антибиотиками Ампиоксом и Трихополом – по методике Тамары Свищевой, и я выжила в тот год своего 48-летия – именно в таком возрасте умирают многие женщины и умерли несколько моих знакомых женщин от рака, от потерь крови перед наступлением менопаузы и от прогрессирования онкологии из-за резкого падения иммунитета.

Тамара Боровикова тогда подошла ко мне купить мою книгу, я взглянула в ее чудесные глаза, и взаимная симпатия в одно мгновение будто повернула наши судьбы, мы говорили часа два, она рассказала, что давно знает Владимира Хавинсона по совместной работе в саратовском институте, и знает о чудодейственных свойствах Тималина. Но институт их закрыли, работы нет, а надо как-то выживать. Поэтому она уже несколько лет постоянно ездит в Питер и закупает препараты у Хавинсона и в ленинградском «Биотехе» — закупает Ронколейкин и Беталейкин, и ездит по России со своими лекциями об открытии Тамары Свищевой и продает там эти препараты для обреченных онкобольных. Она, как мать Тереза, спасает больных и делает то, что должны бы делать все онкоцентры, но они этого почему-то не делают и не хотят официально внедрить эти методики.

И я подумала: как же она бедная, врач, кандидат наук, с двумя чемоданными тележками, в метро, по улицам Москвы, в любую погоду везет своим пациентам эти препараты? Просто судьба свела ее когда-то с Хавинсоном, и она случайно узнала об этих препаратах, и в силу того, что в Саратове закрылись десятки заводов и предприятий, она вот так зарабатывает свой хлеб с начала лихих 90х годов.

Официально признать эту методику для всех онкоцентров никто не хочет – ни Хавинсон, ни Кузник, ни Минздрав, ни РАМН. Но почему? 

Два абсурда со СПИДом и раком

Позже я услышала по радио «Свободная Россия» выступление врача Ирины Сазоновой, которая обрисовала картину гигантского абсурда в международном научно-медицинском сообществе, сказав, что гипотеза о том, что вирус СПИДа смертелен, не имеет под собой никакой доказательной основы, что с этим вирусом люди живут 10, 20, 30 лет. И вирус спокойно живет в организме и никакой беды не причиняет, если иммунитет в норме, а для разрушения иммунной системы требуется постоянное вредное воздействие – наркомания, гомосексуализм, половая распущенность, алкоголизм, антисанитария, плохое питание и экология.

Два абсурда – со СПИДОм и раком, узаконенные международным медицинским сообществом, взаимосвязаны через отрицание открытий в микробиологии, вирусологии, иммунологии через информационную блокаду в отношении этих работ «не из их ведомства».

И эти два абсурда затянули в свои сети миллионы ничем не повинных жертв. Материальная заинтересованность и миллиардные сделки заставляют молчать воротил медицинской промышленности и науки. Поэтому знающие посвященные помалкивают, извлекая из этого выгоду и делая деньги.

За годы правления Ельцина и Путина в России фактически были уничтожены не только медицинские заводы, но и само министерство здравоохранения.

В 2000 году по телеканалу Рен-ТВ и в газете «Совершенно секретно» были показаны страшные картины искалеченных судеб, разрушенных семей и вынужденных абортов ВИЧ-инфицированных, потому что врачи не оставили им никакой надежды на исцеление.

Но оказывается все не так. ХХ век оставил нам тайну вируса. Галло и Монтанье, открыватели злосчастного вируса СПИДа, недавно были обвинены микробиологами.

Один из них, Роберт Сайнс из США заявил :

«Теория СПИДа потерпела фиаско, но так было не всегда. Вначале придумывали вирус, но как только обнаруживали средство для его уничтожения, тут же «открывали» новый вирус. За 20 лет медицинские воротилы потратили на борьбу со СПИДом 500 миллиардов долларов, погубив миллионы жизней. Оказывается, нас всех дурачили. С вирусом СПИДа человек может жить тридцать и более лет, если у него в норме иммунитет.»

В 1983 году во Франции ученый Люк Монтанье впервые обнаружил вирус ВИЧ, выделенный из лимфоузлов больного, и это открытие вскоре подтвердил американский вирусолог Роберт Галло, изучив его свойства и структуру. Спор за первенство открытия не утихает между ними по сей день. В 1984 году был открыт противовирусный препарат Азидотимидин против ВИЧ.

Но почему никто не задается вопросом: а были ли выявлены случаи ВИЧ до 1981 года? Видимо, были, но просто не были диагностированы и не названы ВИЧ.

Иммунодефицит организма обычно связан не с одним вирусом, а с множеством вирусов и бактерий.

Микробиолог из США Питер Дюсберг отрицает связь иммунодефицита с вирусом ВИЧ СПИДа.

При иммунодефиците инфекция комплексная, она вызвана множеством вирусов и бактерий, особенно вирусами группы герпеса и цитомегаловируса, вирусов гепатитов А, В, С, хламидийной инфекцией и хроническим трихомониазом.

Тамара Свищева в 90х годах опровергла ложную теорию поражения Т-хелперов при СПИДе. Т-хелперы – одна из форм трихомонад, не распознанных микробиологами по сей день. Т-хелперов становится все меньше и меньше при СПИДе и раке лишь потому, что они переходят в свою крупную разуплотненную форму «макрофагов» — крупных амебовидных трихомонад, нашпигованных множественной инфекцией. Именно поэтому возрастает количество аутоантител, то есть антител, якобы направленных против тканей собственного организма. На самом деле, эти аутоантитела направлены против гигантских трихомонад, ошибочно названных человеческими клетками макрофагами.

Этот абсурд не разрешен в медицине по сей день.

Тамара Свищева сфотографировала через микроскоп как вирус СПИДа покидает одну трихомонаду-макрофаг и потом внедряется в другую трихомонаду-макрофаг.

При прогрессирующем СПИДе и раке лейкоцитов в организме практически нет, но в анализе лаборанты пишут при этом «лейкоцитоз», то есть повышенное число лейкоцитов, принимая за лейкоциты огромное количество лимфоцитов, которые на самом деле есть нераспознанные мелкие цистоподобные трихомонады.

Нобелевский лауреат Мулли понял, что научных работ, связанных с ВИЧ, просто нет, нет доказательств, которые бы базировались на научных фактах. Все доведено до абсурда, до шарлатанства на академическом уровне. И этот абсурд опровергнуть пока невозможно.

Для людей, которые определяют направление в медицине, микробиологии, вирусологии, такая ситуация удобна. Инерция этой ситуации огромна, ее невозможно остановить. Но те, кто понимают этот абсурд и знают, как его остановить, не хотят его останавливать, потому что их устраивает эта ситуация. И международное медицинское научное сообщество десятилетиями поддерживает эту ложную теорию.

Двадцать лет не хотят перепроверить открытие Тамары Свищевой в России и в мире онкологи и микробиологи, потому что оно не из их ведомства. Но самые великие открытия всегда рождались на стыке наук. Или эта абсурдная ситуация выгодна военным комплексам и секретным военным лабораториям?

***

Американский врач Майкл Саарт из университета Алабамы пытался вылечить от СПИДа тысячу больных передовыми методиками. И он понял, что больные умирают не от той болезни, что принято считать СПИДом.

Он пишет: «Я не знаю отчего, но они умирают. Мы выстраиваем новые гипотезы, а они так и остаются гипотезами. Мы не ведаем, что творим. Разрабатываются рекомендации к применению антивирусной терапии департаментом США, там есть Фонд Генри Кайзера. Но все эти методики и препараты не уничтожают вирус, а только позволяют держать его под контролем. Но как только терапия прекращается, вирус снова начинает прогрессировать.»

Тамара Свищева в своих книгах ясно написала, почему это происходит, когда при применении большого количества антивирусных препаратов, вирус СПИДа все равно не погибает. Это происходит потому, что вирус СПИДа, как и десятки других вирусов и бактерий, укрылись в нераспознанных трихомонадах, ошибочно названных официальной медициной макрофагами и лимфоцитами разных видов: от Т-хелперов до «узкоплазменных» и «синусов». Не убив трихомонаду, нельзя добраться до вируса СПИДа и других вирусов, и бактерий.

Лишь комплексная противопаразитарная терапия, как у врачей Ольги Елисеевой и Эллы Самойловой, когда антибактериальные, антигрибковые, антивирусные и антипаразитарные препараты на фоне Пирогенала убирают всю инфекцию и излечивают человека от рака и СПИДа.

Поэтому антивирусные препараты от СПИДА: АЗТ, Тимозит, Ламивудин и десятки других не могут убить вирус, а лишь приостанавливают его распространение. Поэтому терпит фиаско сама теория СПИДа и аналогия его с иммунодефицитом организма.

Все эти факты дают повод отказаться от ложной гипотезы профессора медицины директора программы по СПИДу Дональда Абрамса. Его пациенты, которые не принимали лекарств от СПИДа, уже похоронили своих друзей, которые принимали лекарства от СПИДа в больших количествах. И этим разрушили свою иммунную систему.

То же самое происходит при лечении рака традиционной вредительской химиотерапией цитостатиками, которые помогают прогрессировать микроорганизмам.

Все дорогостоящие эксперименты по созданию препаратов химиотерапии при раке вели к гибели собственной клетки человека. При опухоли грудной железы искали и ищут средства против клеток грудной железы, при опухолях других органов искали и ищут средства против клеток этих органов.

И этот абсурд продолжает процветать по сей день, увеличивая смертельную эпидемию рака ежегодно в геометрической прогрессии.

Ханжество «светил» медицины в этом абсурде приняло немыслимые размеры, и ускорению полета этого абсурда придают постоянные финансовые потоки фармацевтических фирм, которых поразила эпидемия безнравственности. И это устраивает правительства абсолютно всех стран. Раковые больные теперь видят, что официальная онкология, ее химиотерапия и Р-облучение не только не приносят никаких благ, но человечество не может чувствовать себя в безопасности от ее «достижений».

Без ответа остается вопрос: почему всемирное медицинское сообщество устроило информационную блокаду в отношении работ микробиологов, химиков, иммунологов, а также врачей, которые опровергают ложную теорию СПИДа и методов лечении рака?

Врач Ирина Сазонова с 1986 года ведет архив публикаций по СПИДу, и ни один из прогнозов спидологов не сбылся. К 2002 году глава медицинского Российского «Фонда содействия отечественной медицине» Покровский обещал миллион инфицированных ВИЧ, и под эту цифру выбил очередной грант у правительства на миллионы долларов. Куда ушли эти деньги? Никто не знает, потому что никто никаких отчетов или результатов не требовал с Покровского, кроме того, чтобы искусственно завысить число ВИЧ-инфицированных, чтобы в очередной раз оправдать очередное денежное вливание на создание псевдо-препаратов для псевдо-болезней.

Фильм «Синдром смерти», прошедший на телеканале Рен-ТВ в 2000 году, поставил вопрос: «ХХ век оставил нам тайну вируса». Эта тайна состоит в том, как могло случиться, что лженаучный терроризм, стяжательство, трусость, ложь победили всех и вся? Представители самой гуманной профессии втянуты в это безумие. И пока в России не появились денежные потоки, связанные с функционированием международных организаций по борьбе со СПИДом, у наших ученых еще было самостоятельное мышление по этой проблеме. Но постоянное нытье Покровского о недостатке средств для борьбы со СПИДом выкачало деньги из бюджета страны в личные карманы Минздравсоцразвития и медицинских чиновников.

На этом фоне все действия Покровского и его сторонников не могут считаться законными, так как все зиждется на полном абсурде, на гипотезе, которая не имеет никакой доказательной основы. Поэтому все действия в отношении ВИЧ-инфицированных можно расценивать, как преступные, нарушающие права личности.»

После этого фильма радиостанция «Свободная Россия» ставила вопрос: на что конкретно потрачены сотни миллионов долларов, выданные на борьбу со СПИДом? Ответ не был получен. Из этого стало ясно, что эти средства уходили в личные карманы министра Миздравсоцразвития Зурабова и его окружения, или на поддержку фармацевтических фирм, которые своими препаратами убивают иммунную систему человека и ведут его к смерти.

Эти деньги уходили на диагностику тест-систем для обнаружения мифического вируса ВИЧ, от этого огромного «долларового пирога» перепадало чиновникам Зурабова, а также коллективам ученых, создающим псевдо-препараты от мифического вируса, журналистам и политикам, призывающим к ВИЧ-истерии по заказам.

Рыночные отношения и конкуренция оказались губительными для здравоохранения. Жажда наживы привела к попранию профессиональной самостоятельности врача, к попранию клятвы Гиппократа и принципа «Не навреди!» Врачи стали заложниками этих фирм и чиновников. Эти фармацевтические фирмы не брезговали ничем, вплоть до подкупа высокопоставленных чиновников. Доклады о производимых ими лекарствах, организация симпозиумов. Внедрение в общественное сознание лживой информации – это был и есть самый большой абсурд, и обман на рынке нашей медицины.

Это обнажил и «тималиновый скандал», о котором после моей книги прошли статьи во многих СМИ, и неверное лечение раковых больных, и непризнание открытия Тамары Свищевой. Все это целиком вписывается в систему нашего здравоохранения, когда большие открытия не из их ведомства оказались выброшенными на свалку, и при этом миллионы невинных жертв, больных лейкозом и раком, в том числе детей и юношей, продолжают погибать от неверных методов лечения в онкологии, как и неверных методов лечения СПИДа.

 

Две святые Тамары

Тамара Боровикова помогла мне выжить в 2000 году, как и Тамара Свищева в 1998 году. Две Тамары сказали мне: «главное – восстановить иммунитет». Препарат Эпиталомин Т. Боровикова привезла на конгресс из института геронтологии В. Хавинсона. Эпиталомин из той же серии полипептидов, что и Тималин, только Эпиталомин – это препарат эпифиза, корректирующий функции эндокринной системы. А Тималин – препарат вилочковой железы — тимуса, отвечающего за иммунитет организма. Получают эти препараты из мозга и тимуса крупного рогатого скота по технологии комплекса «Цитомед».

Но Элла Самойлова и Ольга Елисеева не применяют эти препараты, они излечивают рак только комплексом противопаразитарных, антибактериальных и антивирусных препаратов на фоне Пирогинала.

В 2000 году я еще не знала о методах Самойловой и Елисеевой. Тамара Петровна Боровикова приезжала ко мне несколько раз в Жуковский, привозила Эпиталомин и Тималин, прочитывала новые главы моей книги, дала адрес доктора медицинских наук из Саратова Татьяны Плетневой, поддерживающей паразитарную природу рака. Однажды Тамара Боровикова сказала мне на видеокамеру:

«Я считаю Тамару Яковлевну Свищеву пионером науки, человеком, который несмотря на эти условности, запреты, унижения, честно описала то, что увидела в микроскоп, подставив себя на это ужасное обсуждение в течение пятнадцати лет. Пусть есть недочеты в ее экспериментах, одни увидели одно, другие другое.»

Но факт остается фактом: онкологическая опухоль – это трихомонадное разрастание. Это неоспоримо. За Свищевой — правда и первенство.

Хотя в 1927 году Финигер из Германии получил Нобелевскую премию за открытие паразитарной природы рака – тогда паразита выделили из пищевода таракана, ввели крысам и получили рак печени.

Но там имелись в виду крупные многоклеточные паразиты, которых ясно видно в любой микроскоп.

Но это открытие забыли или вообще о нем не знают. А Свищева открыла то, что не могут понять и отличить от человеческих клеток – это одноклеточную трихомонаду. Тамара Свищева, трудясь в лабораториях несколько лет, живя в трудных условиях бездомности в Москве и Питере, сделав сотни фотографий через микроскоп, она первая это увидела.

Она честно рассказала о своем открытии, не лукавила, не угодничала, она хотела спасти сына, так как все ее родственники умерли от рака. А те «корифеи», которые задали тон в иммунологии, в инфекционной патологии, не захотели ее даже выслушать, не говоря уже о том, чтобы проверить ее открытие. Она с этим не согласилась. И правильно сделала.

Она – герой в нашей микробиологии и онкологии тоже. Подобные открытия есть и в других странах – Голда Кларк в США. Но о них тактично умолчали, боялись за место, за карьеру. Тамара Свищева лишилась всего, она не имела рабочего стола, не имела должности, не имела куска хлеба.

Но она несла свою идею и, благодаря ей, она выжила. И нашлись помощники, которые помогли ей опубликовать книги, потому что в каждой семье умирали от рака родственники.

Тамара Свищева доказала, что рак – это не разрастание здоровой человеческой клетки. С чего бы это ей вдруг начать разрастаться? Рак – это трихомонадное разрастание, нашпигованное множеством паразитов и вирусов. И не убив трихомонаду, мы не доберемся до этих вирусов – вируса СПИДа, гепатита С и других.

«Все вокруг в атмосфере нашпиговано паразитами и вирусами. Все гениальное — просто! Каждый болеет от инфекции и умрет от инфекции.»

Эти слова Тамара Боровикова сказала в июне 2001 года перед выходом в свет моей книги во втором дополненном издании.

 

Тайны Хавинсона. Кузника и Газпрома

Это был период, когда я узнала о публичной клевете Кузника на меня после опубликования в читинской газете «БНВ» моей статьи «Путь излечения рака определен» — о методе излечения онкобольных с помощью Тималина, Ронколейкина и Беталейкина Валентиной Патеюк.

В феврале 2000 года Кузник дал в этой же газете свое «Открытое письмо Н. Глазковой и В. Ланде» (Виль Ланда был соавтором моей статьи.)

Такая реакция Кузника и его клевета для нас с Ландой стала не просто неожиданностью, она была, как ожог или удар ножом в спину.

Мои читинские родственники сообщили мне в Жуковский, что статья вызвала огромный скандал в Читинском онкодиспансере и читинской медицинской академии. Дочь Ланды работала тогда на кафедре у Кузника, и Ланда вероятно не согласился бы подписать статью, если бы знал, что она вызовет такую жуткую реакцию у Кузника.

Почему Борис Кузник сотворил эту ложь? Этот вопрос незримо стоял перед нами несколько месяцев. Мы испытали душевную боль, оцепенение, непонимание, почему это произошло? Зачем он это сделал? Какую преследовал цель? Почему Кузник через тридцать лет после создания первого Тималина на его кафедре вдруг начал скрывать этот факт? Почему Кузник так яро нас оклеветал и скрыл правду о том, что большие дозы Тималина излечивают рак без химиотерапии и рентгенного облучения, а только с Ронколейкином и Беталейкином, и с Трихополом, травами и антибиотиками?

Почему он призвал онкобольных довериться методам лечения в онкоцентрах, хотя знал, что Патеюк ему многократно говорила о неверных, ошибочных методах лечения в онкоцентрах?

В конце июля 2000 года я узнала, что Кузник оформляет гражданство США и собирается туда эмигрировать, но что-то у него сорвалось – то ли наши ГБэшники его не выпустили, то ли американцы его не приняли.

Дочь Кузника живет в Израиле больше семи лет, и три-четыре раза в год он совершал зарубежные поездки в Израиль, США и в Южную Америку. И в этом ему помогал деньгами его бывший студент, олигарх Михаил Степанов, владелец богатой газеты «Ваша реклама».

Я понимала, что мне, журналисту, бороться с системой чиновников от медицины бесполезно, я тогда еще не знала, что произошло с нашей страной, поскольку была далека от политики, я тогда еще не знала, что развалены в России почти все заводы медицинской промышленности, что у нас теперь почти нет своих антибиотиков. Но профессор Кузник, облаченный в регалии своих медицинских званий, мог бы хотя бы попытаться внедрить метод Хавинсона и Морозова. Но он этого не сделал.

***

В начале августа 2000 года я многократно звонила со своего домашнего телефона Хавинсону в его институт геронтологии в Санкт-Петербург, телефоны мне дала В. Патеюк, но секретарша там отвечала, что его нет и не будет. Вероятно, она передала мою фамилию Хавинсону, и он отказался от встречи. Потом я попросила секретаршу о встрече с Морозовым, заместителем Хавинсона. И секретарша ответила: «Завтра он будет в Газпроме в Москве, приходите туда.».

— А куда именно?

— В приемную для пропусков, он там будет в 11 часов вместе с Хавинсоном.

Я поверила, поехала пораньше в тот день. Зеркальный небоскреб здания Газпрома я увидела впервые, я шла пешком от метро довольно долго, чувствовала слабость, но знала, что все равно нужно дойти.

Значит, фирму Хавинсона финансирует Газпром? – думала я, значит Газпром заинтересован в Хавинсоне, в его тайных методах омоложения богатых людей с помощью Эпиталомина и Тималина ?

Через год в газете «Секретные материалы» я прочту статью Игоря Черкасова (№ 11 за 2001 год) о Хавинсоне и его методах омоложения под названием «В Петербурге получили элексир молодости». Из нее я узнаю, что частный институт геронтологии Хавинсона первым из российских медицинских учреждений проник на фармацевтический рынок США, которые уже потратили 40 миллионов долларов, чтобы довести хавинсоновский Тимоген до американских стандартов и начать его широкое применение.

А с Газпромом Хавинсон ведет программу «Профилактика возрастной патологии и сохранение долголетия сотрудников Газпрома», эту программу поддержал Рэм Вяхирев; «и сейчас мы занимаемся сохранением здоровья сотрудников этой организации» — сказал корреспонденту Хавинсон.

— С вами ищут сотрудничества многие сильные мира сего, они тоже хотят пожить подольше?

— спросил его И. Черкасов.

— Не только. — ответил Хавинсон — Группа Ротшильда проявила интерес к нашим исследованиям и предложила развивать их в Лондоне в интересах человечества. Нас пригласил министр энергетики Арабских эмиратов шейх Саид построить институт в Абу-Даби, причем без ограничения финансирования. И это далеко не полный список предложений… При нашей методике роды станут обычным явлением в 60 лет, а молодой возраст продлится до 70-ти лет… Препараты из тимуса и эпифиза животных могут отодвинуть старость. Начиная с 1970 года в сотрудничестве с профессором Анисимовым, ныне заведующим лабораторией канцерогенеза и геронтологии НИИ онкологии имени Петрова, мы стали проводить свои опыты на крысах. И результаты оказались потрясающими!»

Анисимов возглавлял онкологический институт, значит они вместе с Хавинсоном искали препарат против рака? А потом попутно выяснилось, что Тималин и Эпиталомин не только повышают иммунитет онкобольного, но и надолго отодвигает старость.

В этой статье пишется, что «все началось 30 лет назад в стенах Ленинградской военно-медицинской академии. Два курсанта третьего курса Владимир Хавинсон и Вячеслав Морозов занялись восстановлением функций иммунной и эндокринной системы, которые нарушались после военных поражений – воздействия радиации, ранений и травм. После военных поражений поражается тимус – вилочковая железа, вырабатывающая лейкоциты – то есть иммунитет организма, и поражается эпифиз – центральный орган эндокринной системы.»

Идея-озарение пришла к молодым лейтенантам: восстановить тимус и эпифиз могут вещества, выделенные из тимуса и эпифиза здоровых телят!

Восемь экспериментов на крысах длительностью по три года подтвердили, что старость животных отодвигалась, возвращалась их репродуктивная функция. Продлевалась не старость, а достигалось активное долголетие, исчезали неизлечимые болезни, в том числе онкология.

***

Подходя к зданию Газпрома, я уже знала, что Хавинсон держит втайне от народа своей страны свои методики излечения рака и продления жизни, он работает только для богатых людей, его препарат Эпиталомин не продается ни в одной аптеке в России, а курс его тайной методики исцеления рака стоит от семи до девяти тысяч долларов.

Знает ли о его методе РАМН, Минздравсоцразвития и Росздраврнадзор? Если знают, то почему нарочито не внедряют его метод повсеместно в онкоцентры страны, как обязательное лечение?

Я вошла в приемную пропусков Газпрома, стала ждать, пропуск мне не был заказан, хотя секретарша Хавинсона обещала заказать его. Я ждала Хавинсона в бюро пропусков полтора часа. Напрасно. Он не появился. Тогда я осознала себя песчинкой, соломинкой в этом море огромной лжи, лицемерия и преступлений, где все продается, где не действуют законы нравственности, заповеди Бога и совести, где правит бизнес.

Я вышла из небоскреба Газпрома в слезах отчаяния, сумка казалась тяжеленной, вокруг стояли и подъезжали вольяжные мерседесы, форды, тойоты, из них выходили деловые люди с каменными надменными лицами. Я попросила водителя подвезти до метро, он: «Вы что, не видите, я жду своего начальника.»

Я медленно шла на неудобных каблуках, усталая, отчаявшаяся, в слезах, понимая, что все так и останется – нищие больные будут умирать в онкоцентрах от неверных методов лечения, а эти чиновники и Хавинсон будут обогащаться и продавать свое лечение очень дорого в Абу-Даби и в США, и в тайном закрытом институте геронтологии в Санкт-Петербурге по улице Динамо дом 3, где всегда на телефонные звонки будут отвечать: «мы не занимаемся лечением рака.»

***

Неужели рак, инфаркт, инсульт, диабет имеют вирусно-паразитарную природу?

Я вспомнила, как летела из Читы в Москву в ночь с 19 на 20 сентября 1999 года. В ту ночь умерла от рака крови в Мюнстере в Германии Раиса Максимовна Горбачева. Я обратила тогда внимание, что в дате ее ухода пять девяток: 19.09. 1999.

А в сумме год, месяц и день дают 2018. Высший знак в дате ее ухода, и в их судьбе с Михаилом Горбачевым. 20 сентября 1999года в день смерти Раисы Горбачевой я позвонила в редакции нескольких телеканалов и попросила ответивших мне корреспондентов информировать людей о новом методе лечения рака и открытия Тамары Свищевой. Корреспонденты ответили, что этой проблемой они заниматься не будут. Я оставляла всем свой телефон, но мне никто не позвонил. Из центральных изданий откликнулись только Светлана Сухая из газеты «Труд и Михаил Дмитрук из газеты «Трибуна».

Они дали свои материалы «Неужели рак заразен?» и «Рак пятится назад от Тималина». Светлана Сухая знала Тамару Свищеву и в начале 90-х годов дала статью о ее открытии, после которой много людей в России и СНГ узнали, что опухолевая клетка – это не трансформированная «бракованная» клетка человека, а одноклеточный паразит трихомонада. После статьи тысячи писем пришли в газету «Труд», и многие врачи из разных городов поддержали это открытие. Но официальная медицина не реагировала никак, или выставляла на посмешище Тамару Свищеву на телевидении.

Эксперименты Свищевой подтвердили инфекционную природу инфаркта, инсульта, диабета и других болезней – везде им предшествовало падение иммунитета, малое число лейкоцитов, которые не справлялись с ростом в крови макрофагов-трихомонад, нашпигованных вирусами и бактериями. Осенью 2000 года после моего доклада на конгрессе нетрадиционной медицины вышла вторая статья Светланы Сухой в газете «Труд» «Неужели рак заразен?», где она сообщила, что именно в последние месяцы в зарубежной прессе замелькали публикации об открытиях на западе в онкологии и микробиологии, толчком к которым стало гениальное открытие Свищевой. В Денвере на ежегодной встрече Американского общества по исследованию инфекционных болезней были приведены научные данные, которые свидетельствуют: вирус может способствовать уплотнению артерий – главной причине сердечных заболеваний.

«Опыты на животных выявили связь особого вируса СМВ и атеросклероза – говорит доктор Чаттерджи из университета Крейтона, штат Небраска – скорее всего вирус способствует развитию атеросклероза у человека, хотя многие даже не знают, что они инфицированы. Предполагается, что дремлющий вирус играет решающую роль – наряду с другими, более изученными фактами риска – в уплотнении артерий.»

Одновременно журнал «Шпигель» опубликовал статью «Не заразен ли инфаркт?» Суть ее в том, что в крови пациентов, страдающих атеросклерозом, врачи все чаще обнаруживают бактерии.

Западные ученые все чаще задают вопрос: не виновны ли бактерии в закупорке сосудов?

Одновременно в журнале «Сайнс» исследователи из Канады, США и Австрии сообщили, что они обнаружили, что молекулярный механизм развития кардиологического заболевания у мыши связан с заражением ее бактерией из рода хламидий.

Западные ученые пришли к выводу, что микробы и бактерии несут ответственность за многие хронические болезни, которые всегда считались неинфекционными – от артрита до язвы и церебрального паралича.

Светлана Сухая в своей статье снова поставила вопрос перед Минздравом и РАМН: официально перепроверить открытия Тамары Свищевой, потому что природа причин многих заболеваний до конца не ясна, а корень зла один и тот же – инфекция.

Светлана Сухая прислала мне тогда теплое письмо, она была единственной из журналистов -медиков, кто откликнулся на мои статьи и книгу о раке.

Профессор М. Невядомский в 40-х годах ХХ века писал:

«Медицина не изживет своего кризиса, пока онкология не даст четкого ответа на вопросы патологии и патогенеза опухолей. А сможет она это сделать лишь безоговорочно отказавшись от идеалистической и виталистической концепций, перейдя на базис биологических, строго материальных учений, к числу которых прежде всего принадлежит теория паразитарного происхождения новообразований.»

Профессора медицины Невядомский и А. Арендаревский 50 лет назад обнаружили, как после операций усиливалось поступление раковых клеток в кровь. Тогда же академики паразитологи Е. Павловский и Е. Визирь обнаружили трихомонад в крови.

Почему эти открытия были проигнорированы РАМН и Минздравом? Профессор Невядомский писал о плохом холестерине в сосудах. Крупные и мелкие холестериновые камни он обнаружил при вскрытии погибших от рака. Тамара Свищева, разглядев подобные камни под микроскопом, обнаружила в них колонии трихомонад. Они образуют липидные пятна на стенках кровеносных сосудов, с которых начинается развитие тромбозов. Колонии трихомонад, в том числе вместе с хламидиями прорастают из стенок сосудов в их просветы.

Отсюда атеросклероз сосудов сердца. Сосудистые изменения почек, опухоли поджелудочной железы, инфаркт и инсульт.

«Хламидии укрылись с трихомонадах» – утверждает Тамара Свищева – поэтому несерьезно вести борьбу с отдельно взятой хламидией, которая укрылась в трихомонаде. Наивно полагать, что бактерии куда-то уйдут со сменой эпителия. Не удастся замедлить размножение хламидий или перевести их в активное состояние, пока не уничтожим трихомонады.» Финские ученые тихо взяли открытия Свищевой на вооружение, а в 1997 году на Международном конгрессе в Барселоне финские микробиологи сообщили, что хламидия, попав в организм человека половым путем, начинает интенсивно размножаться, подавлять иммунитет токсинами, что приводит к гибели лейкоцитов, атеросклерозу, тромбам, инфаркту.

Финны тогда опровергли общепринятое положение о том, что тромбы в сосудах и сердце якобы образуются из клеток крови – тромбоцитов, и что кровь человека стерильна.

Но Тамара Свищева говорила об этом еще в 1989 году. В 1990 году она обратилась с письмом к замдиректора Всероссийского кардиологического центра академии мед. наук В. Кухарчуку об своем открытии паразитарной природы инфаркта. Но в ответ она получила гневное письмо, что дескать нет и не может быть единого возбудителя рака и инфаркта, а есть «генетический полиморфизм» макро и микроорганизмов, и что открытие Свищевой – это «лысенковщина»

И в 2000 году главный кардиолог Москвы Юренев остался равнодушным к открытию хламидий в сердце инфарктных больных считая, что «инфаркт вызывают генетические превращения.»

На конгрессе в Барселоне в 1997 году было рассказано о безуспешном лечении хламидиоза антибиотиками тетрациклинового ряда. Хламидии, как и трихомонады, могут стать причиной пневмонии, бронхита и инфаркта. И без Трихопола, убивающего трихомонад, невозможно добраться до хламидий.

В 1999 году я написала в разные редакции и медицинские учреждения десятки своих обращений с просьбой перепроверить открытие Тамары Свищевой. Мне ответил лишь чиновник из комитета Минздрава Москвы Хрулев:

«Комитет не видит основания для поддержки ваших просьб».

Наталия Глазкова

 

Ответ на «Ни в одной отрасли человеческого знания факты не отрицаются и не игнорируются так долго, как в медицине…»

  1. Джордж Беркли обладал обширным и многосторонним образованием, не был чужд ни одной отрасли человеческого знания и благородным характером внушал к себе уважение во всех приходивших с ним в соприкосновение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *